Штрафы без суда и следствия. Арбитраж предложил наказывать граждан за мелкие нарушения без судебных процедур.

22.01.2009

Глава Высшего арбитражного суда Антон Иванов обнародовал сенсационную инициативу - без суда наказывать тех, кто совершил административные нарушения.

По его мнению, наказать рублем за не уплаченный вовремя налог или, скажем, гаишный штраф вполне могут и государственные чиновники. Но есть нюанс: если человек сочтет кару несправедливой, он вправе обратиться в суд. Тогда его не накажут как минимум до решения людей в мантии. О других броских идеях и инициативах глава Высшего арбитражного суда РФ рассказал в интервью "Российский газете".

Российская газета: Если за проступки станет наказывать штрафом чиновник, это может привести к массовому произволу. Почему судьи готовы переложить свою работу на бюрократию?

Антон Иванов: Работу судей никто в чужие руки не отдаст. Речь идет о введении досудебных процедур. Они нужны, чтобы освободить суды от несвойственных им функций.

РГ: Разве наказание правонарушителей - это не свойственная судам функция?

Иванов: Если говорить о нарушениях административного кодекса, то не суды должны привлекать граждан к ответственности. Судьи не должны превращаться в чиновников, которые выполняют функции административного наказания. Суды могут только рассматривать жалобы.

РГ: Но ведь сейчас так и происходит: чиновники-инспекторы заводят на гражданина дело, а потом жалуются на него в суд. Чем плоха процедура?

Иванов: В большинстве случаев человек не возражает против наказания, к тому же речь, как правило, идет о небольших штрафах. Допустим, водитель не заплатил штраф в сто рублей за остановку в неположенном месте. Он с ним не спорит, осознает свою неправоту и справедливость вменения штрафа. Зачем это дело рассматривать в рамках дорогостоящей судебной процедуры? Ведь государственному органу надо готовить материалы, обращаться в суд, большое количество людей будет заниматься документооборотом. Должностное лицо должно явиться на процесс. И все это для взыскания каких-нибудь ста рублей и такого же штрафа? Работа суда и административных органов дороже выйдет. Это нормальная и довольно прагматичная идея: не платить за взыскание штрафа больше, чем получишь в итоге. В европейских странах никто не может позволить себе роскошь судебной процедуры для наложения небольших штрафов. Почему же мы должны тратить бюджетные деньги на это?

Арест по старой схеме

РГ: А если чиновники ошиблись и наказали человека зря? Вряд ли они по доброй воле пойдут, как говорится, на попятную. Не останется ли гражданин беззащитным перед произволом?

Иванов: Если человек не согласен с решением административных органов, у него останется право обращения в суд, которого никто у него не отнимет. Досудебные процедуры - не замена судебного разбирательства, а только первый этап рассмотрения дела. Если гражданин с наказанием согласен, то и дело дальше не пойдет.

РГ: В административном кодексе есть не только штрафы, но и арест до пятнадцати суток. Получается, что инспектор ГИБДД сможет сразу отправить пьяного водителя за решетку?

Иванов: Возможно, для административного ареста стоит сохранить существующий порядок. Но в целом моя позиция такова: надо создавать административные процедуры взыскания штрафов. Кстати, необходимость этого зафиксирована и в программе развития правосудия. Если процедура будет правильно разработана, то количество дел в судах сократится. Меньше станет бессмысленных процессов, где все согласны со всеми, но обязаны судиться. Больше будет времени на рассмотрение действительно сложных споров. Так что в конечном счете справедливость выиграет.

Кум чиновника вне подозрений

РГ: Не приведет ли такая форма упрощенного наказания к расширению коррупционного поля? Зная, что, допустим, чиновник все равно его накажет, человек предпочтет расплатиться на месте - из рук в руки. Не будет ли это противоречить принятым законам о борьбе с коррупцией, где одна из новаций - взять столоначальников под особый контроль. В том числе они и члены их семей должны декларировать доходы и имущество. Идея в принципе хорошая, но не получился ли список "подконтрольных" слишком ограниченным?

Иванов: Когда Высший арбитражный суд разрабатывал подобный законопроект, мы назвали более широкий круг лиц. Но в результате остались только судьи, чиновники, их супруги и несовершеннолетние дети. Чем объясняется такой подход? Трудно возлагать обязанность на лицо, которое не находится в определенных отношениях с государством.

РГ: Вы имеете в виду судью? Или чиновника?

Иванов: С ними как раз все понятно: они обязаны подавать декларации. Но другие члены их семей никаких обязательств не несут. Допустим, взрослый сын судьи отказался декларировать или дал неверную информацию. Можно ли судью лишить на этом основании полномочий? Является ли это проступком судьи? Ведь в семьях бывают разные отношения.

РГ: Проблема отцов и детей есть даже в семьях судей?

Иванов: Насколько я помню, судьи - такие же люди, как и все остальные. У всех разные отношения в семьях. Кто-то, может, не разговаривает с братьями. У кого-то натянутые отношения с детьми. Как можно предусмотреть все житейские ситуации в законе? Можно, конечно, написать, что взрослые дети, братья, сестры, дяди и тети судей, а также иные родственники должны подавать декларации. Но мы не сможем заставить всех этих людей отчитываться только потому, что им не повезло или, наоборот, повезло иметь такого родственника. Как в итоге быть? Делать крайним судью?

Меньше накупишь, дольше прослужишь

РГ: Многие считают, что в конечном счете победил неидеальный вариант.

Иванов: Единственный выход - декларировать доходы родственников судьи, но не в рамках законов по борьбе с коррупцией, а по налоговому законодательству. Но тогда возникает понятие налоговой тайны. Сможем ли мы опубликовать эти сведения?

Если не будет никакой ответственности за предоставление неверных сведений или отказ от подачи деклараций, то грош цена этой мере. Но если привлекать родных, то по каким основаниям? Надо искать иные пути. Считаю - надо вернуть контроль за расходами и крупными покупками чиновников, судей и членов их семей.

РГ: Такой закон был, но плохо работал.

Иванов: Он вообще не работал. Люди отказывались подавать декларации. Или сообщать, на какие доходы были совершены те или иные покупки, так как никакой ответственности за это предусмотрено не было. Законодатели не решились записать в законе, что если расходы не совпадают с доходами, то это можно квалифицировать как налоговое правонарушение.

РГ: Мало ли откуда у человека деньги? Почему сразу вор? А если он взял в долг у соседа? Такое часто бывает. Презумпцию невиновности, к счастью, никто не отменял.

Иванов: Возможно, для судей и госслужащих стоит установить норму: если расходы превышают доход и это никак не объяснено, судья может быть лишен должности без привлечения к уголовной ответственности. И добавить еще и другую норму: если расходы и доходы не совпадают, налогоплательщик должен доказать законность получения соответствующих средств.

Досье "РГ"

Кто имеет право накладывать штрафы? Сегодня выписывать штрафы могут более шестидесяти контролирующих организаций. Как пояснили корреспонденту "Российской газеты" в Федеральной службе судебных приставов, больше всего на исполнение приходит штрафов из миграционной службы, таможни и ГИБДД. Но до приставов доходят только неоплаченные квитанции, в большинстве случаев штрафники расплачиваются быстро, добровольно.

Среди тех, кто нас наказывает: санинспекция, противопожарная служба, милиция, налоговая, Роспотребнадзор и другие. Часть штрафов контролеры и сегодня выписывают без суда.

 

<< К списку